Клинико-нейрофизиологическое исследование эффективности препарата адаптол при лечении синдрома эмоционального выгорания

Д.м.н., зав. каф. Л.С. Чутко1, к.м.н., м.н.с. С.Ю. Сурушкина, н.с. И.С. Никишена, к.б.н., м.н.с. Е.А. Яковенко, асп. А.В. Рожкова, м.н.с. Т.И. Анисимова

Clinical and neurophysiological study of the efficacy of adaptol in the treatment of emotional burn-out

L.S. Chutko, S.YU. Surushkina, I.S. Nikishena, E.A. Yakovenko, A.V. Rozhkova, T.I. Anisimova

Институт мозга человека РАН, Санкт-Петербург

 

1e-mail: chutko5@rambler.ru

Цель исследования состояла в изучении терапевтического действия препарата адаптол при синдроме эмоционального выгорания. Наблюдали 32 пациента в возрасте от 25 до 45 лет. Адаптол назначали в дозе 1500 мг в сутки в течение 60 дней. Проведено клиническое, психологическое и электроэнцефалографическое обследование до и после курса лечения. Получены данные положительного влияния адаптола на основные клинические симптомы (уменьшение выраженности астенического синдрома, снижение уровня тревоги). Анализ результатов ЭЭГ позволяет сделать вывод о нормализации функциональной активности головного мозга после терапии адаптолом.

Ключевые слова: синдром эмоционального выгорания, лечение, адаптол.

The study aimed at therapeutic effect of adaptol on burn-out syndrome. Authors examined 32 patients aged from 25 to 45 years. Adaptol was prescribed in day dose 1500 mg during 60 days. Clinical, psychological and electroencephalographs study (EEG) was conducted before and after the treatment course. The data of adaptol positive influence on the basic clinical symptoms (reduction of asthenic and anxiety scores) is obtained. The analysis of EEG results allows to draw conclusions on normalisation of brain functional activity after therapy.

Key words: burn-out syndrome, treatment, adaptol.

Проблемы со здоровьем, возникающие на фоне профессионального стресса у лиц, чья работа связана с интенсивным взаимодействием с людьми, привлекают к себе внимание как врачей, так и психологов. В 1974 г. американский психиатр H. Freudenberger [7] для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами или пациентами в эмоционально насыщенной атмосфере при оказании профессиональной помощи, ввел термин «эмоциональное выгорание» (burn-out). Первоначально этот термин определялся им как состояние изнеможения, истощения с ощущением собственной бесполезности. Социальный психолог С. Maslach [8] определила это расстройство как синдром физического и эмоционального истощения, включающий развитие отрицательной самооценки, отрицательного отношения к работе, утрату понимания и сочувствия по отношению к клиентам или пациентам. Данному состоянию наиболее подвержены представители «помогающих» профессий и управленческий персонал: медицинские работники, менеджеры, педагоги, психологи, продавцы, адвокаты, сотрудники правоохранительных органов. В работах C. Cherniss [6] и C. Maslach [8] выгорание рассматривается как процесс, который возникает вследствие противоречия между ожиданиями и идеалами субъекта, с одной стороны, и объективной ситуацией, с другой стороны. Интересно, что средний медицинский персонал психиатрических клиник обычно «выгорает» через 1,5 года профессиональной деятельности, юристы — через 2 года, а социальные работники — через 2—4 года.

В.В. Бойко [1] выделяет несколько групп внешних и внутренних факторов, провоцирующих эмоциональное выгорание: 1. Группа организационных (внешних) факторов, куда включаются условия работы и социально-психологические условия деятельности: хроническое психоэмоциональное напряжение, нечеткие организация и планирование труда, повышенная ответственность за исполняемые функции, неблагополучная психологическая атмосфера при исполнении профессиональной деятельности. 2. Группа внутренних факторов: склонность к эмоциональной ригидности, интенсивная интериоризация (восприятие и переживание) обстоятельств профессиональной деятельности (данное психологическое явление возникает у людей с повышенной ответственностью за порученное дело), слабая мотивация эмоциональной отдачи в работе. Эмоциональное выгорание как средство психологической защиты возникает быстрее у тех, кто менее реактивен и восприимчив, более эмоционально сдержан.

Эмоциональное выгорание чаще встречается у лиц, для поведения которых характерно чрезмерное стремление к доминированию, достижению успеха и признанию, постоянному соревновательному духу, чрезмерному контролю над ситуацией, с повышенной агрессивностью, нетерпеливостью [2]. H. Freudenberger [7] писал, что чаще «выгорают» сочувствующие, гуманные, мягкие, увлекающиеся, идеалисты, и, одновременно, неустойчивые, интровертированные и легко солидаризирующиеся. Кроме того, у таких людей надо отметить повышенный уровень тревожности, сензитивность и агрессивность. По мнению В.В. Бойко [1], следует выделить следующие личностные факторы, способствующие развитию выгорания: склонность к эмоциональной холодности, интенсивному переживанию негативных обстоятельств профессиональной деятельности, слабая мотивация эмоциональной отдачи в работе. Н.В. Гришина [3] указывает на то, что состояние выгорания связано с утратой ощущения смысла деятельности как одной из составляющих смысла жизни, и в особо тяжелых случаях вызывает экзистенциальный невроз.

C. Maslach [8] условно разделяет симптомы эмоционального выгорания на физические, поведенческие и психологические. К физическим относятся: усталость, чувство истощения, восприимчивость к изменениям показателей внешней среды, астенизация, частые головные боли, расстройства желудочно-кишечного тракта, избыток или недостаток массы тела, одышка, бессонница. К поведенческим и психологическим относятся: появление чувств неосознанного беспокойства, скуки, обиды, разочарования, вины, невостребованности; снижение уровня энтузиазма; появление раздражительности; возникновение трудностей при принятии решений; дистанционирование от клиентов/пациентов и стремление к дистанционированию от коллег; общая негативная установка на жизненные перспективы.

Таким образом, в клинической картине синдрома эмоционального выгорания (СЭВ) доминируют проявления астеноневротического и психовегетативного синдромов. При лечении подобных клинических проявлений обычно используются ноотропные средства и транквилизаторы. Учитывая побочные эффекты бензодиазепиновых транквилизаторов, предпочтительно использовать небензодиазепиновые анксиолитики, которые не вызывают миорелаксации, мнестических расстройств и синдрома зависимости. К небензодиазепиновым транквилизаторам относится и препарат адаптол (2,4,6,8-тетраметил-2,4,6,8-тетраазабицикло октандион-3,7). Он оказывает умеренное транквилизирующее влияние и практически не вызывает побочных эффектов. Препарат проявляет антагонистическую активность по отношению к возбуждающей адренергической и глутаматергической системам и усиливает функционирование тормозных серотонин- и ГАМКергических механизмов мозга [4]. В результате применения адаптола достигаются выраженный вегетостабилизирующий, умеренный транквилизирующий без снижения скорости реакций и умеренный ноотропный эффекты, происходит улучшение умственной и физической работоспособности при условии их снижения. Препарат оказывает также антигипоксический, анальгетический эффекты. Увеличивает адаптогенную активность, проявляет антистрессовое и стресспротекторное действия.
Целью данного исследования являлось изучение эффективности адаптола в лечении клинических проявлений СЭВ.

Материал и методы

Обследовали 32 пациента в возрасте от 25 до 45 лет (средний — 34,0±7,6 года) с астеническими проявлениями, развившимися на фоне СЭВ.

Постановка диагноза осуществлялась на основании критериев МКБ-10, в соответствии с которыми состояние пациентов можно было расценить как неврастению (F48.0).

Критериями исключения пациентов из исследования являлось наличие в анамнезе депрессивных эпизодов, биполярного расстройства, шизофрении, органических заболеваний нервной системы, хронических соматических заболеваний в стадии обострения.

Все пациенты лечились препаратом адаптол в течение 60 дней в суточной дозе 1500 мг, разделенной на 2 приема (1000 мг утром и 500 мг днем).

Оценка проявлений СЭВ до и в процессе лечения проводилась с помощью опросника В.В. Бойко [1]. Для объективизации степени выраженности астенических расстройств и их динамики в процессе лечения использовалась также субъективная шкала оценки астении (MFI-20) c 5 подшкалами, которая состоит из 20 утверждений, относящихся к подшкалам общей астении, пониженной активности, снижения мотивации, физической астении и психической астении; каждый пункт оценивается от 1 до 5 баллов. Также использовалась визуальная аналоговая шкала астении (10-балльный вариант). Оценка в 0 баллов соответствует отсутствию усталости, 10 баллов — максимальной степени усталости. Психологическое обследование включало определение уровня тревожности с помощью шкалы самооценки Спилбергера—Ханина. Для выявления сопутствующих нарушений сна использовалась анкета нарушений ночного сна из 6 пунктов, оценивающих время засыпания, продолжительность сна, ночные пробуждения, сновидения, качество сна, качество пробуждения. Каждый пункт анкеты оценивается в интервале от 5 (отсутствие нарушений) до 1 (наибольшие нарушения) баллов. Сумма баллов более 22 расценивается как отсутствие расстройств сна; от 22 до 18 баллов — как умеренные нарушения сна; менее 18 баллов — как выраженные нарушения сна.

Запись ЭЭГ производилась с помощью цифрового электроэнцефалографа «Мицар». Всем пациентам была записана 19-канальная ЭЭГ, осуществлен визуальный и количественный анализ мощности ЭЭГ до и после лечения в условии «глаза закрыты». Статистический анализ нормированной мощности ЭЭГ в δ- (1,5—4,0 Гц), θ- (4,0— 7,5 Гц), α- (7,5—14,0 Гц), β1- (14,0—20,0 Гц), β2- (20,0—30,0 Гц) диапазонах ЭЭГ проводился при помощи дисперсионного анализа.

Результаты

Согласно результатам, полученным в ходе исследования, средняя суммарная выраженность проявлений СЭВ по шкале В.В. Бойко составила 139,1±36,6 балла, что свидетельствовало о наличии сформировавшейся стадии СЭВ. При этом наибольшей степенью выраженности отличались симптомы, характеризующие фазу истощения. Средний показатель данной фазы выгорания составил 74,4±21,9 балла. Показатели выраженности различных фаз отражены в таблице.

Динамика клинико-психологических показателей (баллы)у пациентов с СЭВ


Клиническая картина у большинства пациентов характеризовалась выраженной астенической симптоматикой (см. таблицу). При этом отмечалась наибольшая выраженность астении по субшкалам «пониженная активность», «общая астения», «снижение мотивации». Сами пациенты оценили по ВАШ степень выраженности своей утомляемости в среднем в 7,1±2,3 балла. Также у большинства обследуемых необходимо отметить повышенный уровень тревоги.

Жалобы на различные нарушения сна предъявляли 26 (81,3%) пациентов. При анализе субшкал анкеты нарушений сна обращает на себя внимание, что большинство пациентов отмечали неудовлетворенность своим состоянием после пробуждения с ощущением утренней усталости. Кроме того, большинство больных жаловались на дневную сонливость. Средняя оценка нарушений сна составила 19,8±3,6 балла, что свидетельствовало об умеренных нарушениях.

При визуальной оценке биоэлектрической активности головного мозга в 27 (84,4%) случаях электроэнцефалограмма характеризовалась наличием деформированного нерегулярного основного ритма (α-диапазона) в затылочных отведениях. При этом в лобных, а также височных отведениях регистрировались группы β1- и β2-волн частотой 16—24 Гц, амплитудой 10—40 мкВ, длительность пробегов от 0,2 до 1,0 с.

Оценка результатов лечения свидетельствует о клиническом улучшении после терапии адаптолом у 22 (68,8%) пациентов из наблюдаемой группы. В беседах с пациентами отмечено уменьшение утомляемости, тревоги, улучшение настроения. Необходимо отметить значительное уменьшение как суммарной выраженности проявлений СЭВ по шкале В.В. Бойко, так и выраженности симптомов, характеризующих его различные фазы, особенно фазу истощения (см. таблицу). Положительной динамики не отмечено у 10 (31,2%) пациентов.

Средние оценки по шкале MFI-20 на фоне проведенной терапии статистически достоверно снижались как по суммарному показателю астении, так и по субшкалам «общая астения», «пониженная активность», «психическая астения» (см. таблицу). При этом показатели ВАШ снизились с 7,1±2,3 балла в начале терапии до 3,4±1,2 балла к концу лечения. Нежелательные побочные эффекты и осложнения не отмечались.

Жалобы на нарушения сна после окончания курса лечения предъявили лишь 8 пациентов, при этом особенно уменьшились проявления дневной сонливости. Средняя оценка нарушений сна после лечения составила 25,6±2,9 балла, что свидетельствует о достоверном улучшении (р<0,05).

Психологическое обследование, проведенное после курса адаптола, показало уменьшение реактивной тревожности у большинства пациентов с повышенным уровнем данного показателя.

При визуальной оценке электроэнцефалограммы после курса адаптола регистрировалось увеличение количетва α-волн в теменно-затылочных отведениях. При количественной оценке ЭЭГ после лечения зарегистрировано достоверное снижение мощности в β2-диапазоне в лобных и височных отделах обоих полушарий — отведения Fp1,Fp2, F7, F3, F4 и Т4 (р<0,05) (рис. 1 и 2).

Рис. 1. Средние величины нормированной мощности β<sub>2</sub>-ритма до (светлые столбцы) и после (темные столбцы) лечения.

 

Рис. 2. Схематичное расположение электродов по системе 10/20, локализация электродов, для которых было получено статистически достоверное снижение мощности в β<sub>2</sub>-диапазоне (выделены точкой и шрифтом).


Обсуждение

Проведенное исследование позволяет предположить, что адаптол является эффективным средством лечения СЭВ. Доля респондеров ко времени окончания терапии достигает почти 70%. Полученные клинические изменения во многом определяются нормостеническим и анксиолитическим эффектами адаптола, которые объясняются свойствами препарата выступать в роли агониста-антагониста адренергической системы. Кроме того, препарат обладает дофаминпозитивным влиянием, что клинически проявляется в его активирующем компоненте действия [4].

Важно, что прием адаптола не накладывает ограничений на профессиональную и социальную деятельность человека, связанную с повышенной концентрацией внимания, не вызывает привыкания и развития синдрома отмены.

Позитивная клинико-психологическая динамика подтверждается результатами нейрофизиологических исследований. Известно, что увеличение представленности β-ритма и его амплитуды расценивается как вариант модели ЭЭГ при неврозоподобных расстройствах [5]. Таким образом, статистически достоверное снижение мощности в β2-диапазоне в лобных и височных отделах обоих полушарий после курса лечения можно расценивать как положительные нейрофизиологические изменения, свидетельствующие о нормализации функциональной активности головного мозга.

Оказание помощи пациентам, страдающим СЭВ, должно носить комплексный характер и включать в себя психотерапевтическую и психологическую коррекцию, а также фармакотерапию. Полученные в ходе данного исследования результаты позволяют рекомендовать препарат адаптол для лечения тревожных и астенических проявлений СЭВ.

Литература

  1. Бойко В.В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. Ст-Петербург 1999.
  2. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. Ст-Петербург: Питер 2005; 336.
  3. Гришина Н.В. Психология конфликта. Ст-Петербург: Питер 2002; 464.
  4. Громов Л.А., Дудко Е.Т. «Типичные» и «атипичные» транквилизаторы. Весн фармакол и фармации 2003; 10: 11 — 17.
  5. Заболотных В.А., Команцев В.Н., Поворинский А.Г. Практический курс классической клинической электроэнцефалографии. Ст-Петербург 1998; 82.
  6. Cherniss C. The role of professional self efficacy in the etiology and amelioration of burn-out. In Professional of Burn-out: Recend Developments in Theory and Research. London: Taylor and Francis 1993; 135—149.
  7. Freudenberger H.J. Staff burn-out. J Soc Issues 1974; 30: 159—166.
  8. Maslach C., Jackson S.E. The Maslach Burn-Out Inventory Mannual, 2nd ed. Palo Alto. CA: Consulting Psychologist Press 1986.

 

Журнал неврологии и психиатрии, 10, 2010, стр.30-33

Ваши отзывы на тему "Клинико-нейрофизиологическое исследование эффективности препарата адаптол при лечении синдрома эмоционального выгорания" :

Ваше имя:
Отзыв: Разрешено использование тэгов:
<b>жирный текст</b>
<i>курсив</i>
<a href="http://site.ru">ссылка</a>

ArleneSwAll пишет...

Революционное обновление "XRumer 16.0 + XEvil 3.0":
автораспознавание бесплатно и быстро капч Google, Yandex, Фэйсбука, VK, Bing, Hotmail, Mail.Ru, SolveMedia,
а также свыше 8400 других видов captcha,
с высокой скоростью - 100 изображений в секунду, и точностью - 80%..100%.
В XEvil 3.0 реализовано подключение любых SEO/SMM программ - XRumer, GSA, ZennoPoster, VKBot, A-Parser,
и многих других. Готовится абсолютно бесплатная демо-версия. Интересно? ищите в YouTube "XEvil: new OCR - captcha solver"


XRumer20170721

22/07/2017 00:28:21

Керамические люминиры

Люминиры для зубов - это идеальный вариант эстетической коррекции дефектов зубов (потемнение эмали, сколы, неправильная форма зуба и т.п.). Недорого, качественно, надежно в клинике немецкой стоматологии на Юго-Западе.

www.kavitron-clinic.ru

aerodizainGum пишет...

Вы наблюдаете мир образами в интенсивных картинах и легко сумеете воспроизвести их на бумаге? А карандаш, кисть или просто компьютерная мышь нужны вашему воодушевленью? Тогда работа дизайнера для вас
Вероятно, кто-то скажет, что участь живописца бедность, одиночество и вечный поиск вдохновений. Но это уже реликты прошедшего. Теперь художники имеют в распоряжении массу шансов продемонстрировать свой талант, показать свою оригинальность, заработать и получить заслуженное признание. Всего лишь нужно немного поменять направление, принять во внимание высокотехнологичные ценности



http://aerodizain.com/my-risuem-pejzazh/>как нарисовать пейзаж

02/03/2016 09:12:37